Канис-терапия. Собачья работа

«О боже, это сумасшедший дом» — так, наверное, думали собаки, вокруг которых размахивая руками и крича ходили люди. Странные незнакомцы вскрикивали, шептали, топали ногами, раскрывали зонтик и роняли костыль рядом с собакой. Трудно остаться невозмутимым в такой обстановке — но именно это и требуется от собаки-терапевта. 25 марта волонтёры отряда по чрезвычайным ситуациям Белорусского общества Красного креста, занимающиеся канис-терапией в Минске, тестировали собак, потенциально пригодных для этой работы. «Плохие собаки» решили посмотреть на это.

AVK_6045

Для справки: канис-терапия — это вид лечения и реабилитации с помощью животных, в данном случае собак. Используется также как психотерапевтическая методика. Эффект от сеансов достигается не только за счёт упражнений (на развитие моторики, речи и т.д.), но и благодаря общению пациентов с животными. Канис-терапия помогает социализации, преодолению тревоги и страхов, мобилизации внимания, развивает крупную и мелкую моторику. В Европе и Америке существуют организации, обучающие специалистов в области канис-терапии. В Беларуси этим направлением серьёзно занимается четыре человека.

Юлия Алтунюва, владелица золотистого ретривера Корсы, увлеклась канис-терапией около года назад. На занятиях поисково-спасательной службой нашла единомышленников — Виталия Орлова, Веронику Осипову и Татьяну Жишкевич. Команда обучается и работает по нормативам и рекомендациям Санкт-Петербургской Ассоциации поддержки и развития канис-терапии. Юлия прошла курс обучения и сдала экзамены 4 уровня, позволяющие ей заниматься канис-терапией, Татьяна прошла 1 и 2 ступени обучения и продолжает учиться; Виталий и Вероника — только в начале обучения.

Собаки тоже учатся. Корса в декабре прошлого года сдала экзамен и официально признана собакой-терапевтом, а собаки остальных членов команды будут сдавать экзамены в ближайшие выходные в Клайпеде.

Существует мнение, что лишь определённые породы собак годятся для канис-терапии. Это не так. В Минске этой работой занимаются лабрадор, золотистый ретривер, русский чёрный терьер и миттельшнауцер. Собаке-терапевту необходимо быть выносливой, уравновешенной, она должна с удовольствием подчиняться хозяину. Не подходят собаки драчливые и чрезмерно лающие. Всё остальное, по мнению специалистов, можно исправить.

Чтобы определить, может ли животное обучаться ремеслу канис-терапевта, существует специальный тест «Первичное тестирование собак на пригодность к обучению на собаку-терапевта или собаку-помощника», который проверяет, насколько они безопасны (не должны проявлять активных и пассивных оборонительных реакций, не должны активно реагировать на раздражители — это может напугать или травмировать пациента), а также минимальные навыки послушания.

Во время проверки  собаки находятся в помещении с искусственным освещением (именно в таких условиях в основном они и работают), рядом находятся незнакомые люди, которые могут громко разговаривать между собой, ощупывать собаку, лезть ей в пасть, трогать хвост и лапы. Резкие движения, вскрики, упавший на пол костыль, раскрывшийся в метре от собаки зонтик, незнакомый сородич — всё это не должно вызывать ни малейшего возмущения у тестируемого животного, хотя лёгкий испуг допустим.

25 марта тест проходили пять собак.

AVK_5864

Восьмилетняя метиска Тася лаяла и скулила почти не переставая. Хозяйка объяснила, что это реакция на незнакомое помещение, хотя на улице Тася дружелюбна к людям и с удовольствием общается с ними. Тем не менее, агрессии пожилая собачка не проявляет, и ей можно дать второй шанс: если она научится оставаться спокойной в присутствии незнакомых людей и собак, то сможет прийти на тестирование ещё раз.

AVK_5895

Не слишком уверенно, но без сильных эмоций справлялась с тестом молодая сука бернского зенненхунда Александра: прикосновения незнакомого человека не вызвали у неё реакции, но было заметно, что обстановка в целом нервировала собаку. Юлия Алтунюва порекомендовала Александру к обучению канис-терапии.

AVK_5909

Совсем юный кобель пиренейской горной собаки по кличке Дарвин выглядел практически невозмутимым, хотя во время «осмотра ветеринара» аккуратно взял зубами руку Виталия Орлова, который довольно фамильярно похлопал пса по боку. «Это наша ошибка, — объяснила хозяйка пиренейца Анна, — Мы с ним так играли, и Дарвин привык прихватывать руки зубами». В остальных испытаниях пёс выглядел хорошо, и его признали перспективным для этой работы — при условии, что его отучат от вредной привычки хватать руки.

AVK_5957

Анна привела на тестирование и вторую свою собаку — суку пиренейской горной Кристал. Та оставалась совершенно невозмутимой во время всех манипуляций и провокаций. Кристал также признали перспективной для канис-терапии. Анна рассказала, что несмотря на вольерное содержание, собаки часто и с удовольствием общаются с детьми.

Но собакой дня по общему мнению стала молодая сука лабрадора по кличке Бэлла: она абсолютно спокойно отнеслась ко всему происходящему вокруг, не пыталась убежать, не огрызалась и не шарахалась от людей — за исключением одного: когда рядом распахнулся зонтик, Бэлла позволила себе спрятаться за хозяина…

AVK_5990

На тестирование часто приводят собак, у которых уже есть за плечами курс послушания и опыт занятий кинологическим спортом. Здесь есть подводные камни: с одной стороны, собака имеет привычку выполнять какие-то команды — «рядом», «сидеть», «лежать», выполняет подзыв и подносит предметы, умеет ждать на одном месте и находиться рядом с другими собаками и людьми. Но есть, по мнению специалистов Российского сообщества поддержки и развития канис-терапии, и выраженные отрицательные особенности таких собак: они могут отказываться от корма из чужих рук, приносить предметы только хозяину, выполнять подзыв с обходом сзади — хотя в работе терапевтам приходится брать корм у пациентов, приносить предметы в любую точку, а бег вокруг вожатого может сбить пациента с концентрации и напугать. Кроме того, спортивные собаки часто возбудимы и резко двигаются, а в канис-терапии движения должны быть плавными. Однако если задаться целью, то все эти недостатки можно преодолеть и научить собаку вести себя спокойно.

«Бывали случаи, — вспоминает Юлия, — Когда нам приходилось прямо говорить хозяевам, что их собаки не годятся для этой работы. Наиболее нам запомнилась собака породы лабрадор, рычавшая и кусавшаяся, когда её брали за лапу. А ведь «дай лапу» — это самое распространённое упражнение. Собака в возрасте, поэтому предположили, что у неё проблема с суставами».

Историй, когда собака сначала казалась негодной, а через некоторое время приходила на повторное тестирование и убеждала в обратном, пока нет: Юлия и её единомышленники провели в Минске всего два тестирования. К тому же канис-терапия у нас недостаточно разрекламирована, работа эта трудозатратная и очень ответственная: «Во-первых, одной собаки с сертификатом мало, — рассказывает Юлия. — Нужно, чтобы на другом конце поводка был человек, получивший специальную подготовку — первая помощь, азы канис-терапии, реабилитации, основы общения с пациентами и родителями. Для этого необходимо учиться, но не все, к сожалению, хотят…

Во-вторых, я сразу предупреждаю людей обо всех «прелестях» данной работы. Мы волонтёры – финансирования нет. Но каждый из нас должен иметь дополнительный комплект амуниции (ошейник, шлейка, поводок), который используется только на занятиях и дезинфицируется после них.  Перед каждым занятием собака должна быть вымыта не позднее чем за 12 часов. Ну и конечно, сама доставка животного в учреждение — всё это за свой счет.

В-третьих, это ответственность. Если мы начинаем курс (например, каждые выходные в течение двух месяцев), ни один волонтёр не имеет права без о-о-очень уважительной причины пропустить занятие».

Минская группа волонтёров недавно начала курс для воспитанников школы-интерната №7. О том, как проходят занятия канис-терапией с детьми, «Плохие собаки» расскажут в ближайшее время.

Ксения Авимова, «Плохие собаки»

Фото автора

  • Ekaterina Kastrytskaya

    >>Нужно, чтобы на другом конце поводка был человек, получивший специальную
    подготовку — первая помощь, азы канис-терапии, реабилитации, основы
    общения с пациентами и родителями.<<

    Вы всерьез считаете, что этого достаточно, чтобы заниматься канис-терапией?.. Да уж… Глубокие познания… Очень жаль, что подобный подход называют анималотерапией и, в частности, канистерапией…:-(((

    • Kseniya Avimova

      Участники группы «Корса» проходят регулярную подготовку у специалистов из Санкт-Петербурга (очно и дистанционно), их знания оценили и допустили к работе. Собаки сертифицированы как адвенторы и терапевты.
      И будьте любезны не комментировать здесь больше таким тоном.