Собирательство животных: причины и как распознать

Поскольку вы, вероятно, сталкиваетесь с собирателями животных, будет полезно познакомиться с признаками хоардинга и связаться с людьми, к которым можно обратиться за помощью.

Мы с коллегами регулярно обсуждаем роль ветеринаров в распознавании и сообщении подозрений в умышленно жестоком обращении с животными. Ветеринарная медицина приняла ответственность за предотвращение жестокости по отношению к животным, и это очень хорошо и для профессии, и для животных, и для общества. Но также нам нужно озаботиться менее понятными формами жестокости — хоардингом, связанным с хронической крупномасштабной нерадивостью в их отношении.

Хоардинг (собирательство животных, мы будем употреблять оба термина — прим. пер.) — это патологическое поведение человека, которое включает компульсивную потребность приобретать и контролировать животных, сопряжённая с неумением распознавать их страдания. И подобно другим формам жестокого обращения с животными, хоардинг может иногда быть сигналом серьёзного отсутствия внимания к людям, особенно зависимым — детям, старикам или людям с инвалидностью (см. врезку «Связь с невниманием к людям»). Таким образом, с точки зрения благополучия животных и общественного здоровья, собирательство требует нашего внимания.

Накопление и невнимание к большому количеству животных людьми, осуществляющими уход за ними, или хозяевами было впервые описано Дули Вортом и Аланом М. Беком в 1981 г. Они подробно рассказали о 31 случае владения множеством животных в Нью-Йорке. Впоследствии отчёты агентств по благополучию животных зафиксировали, что случаи собирательства не являются чем-то исключительным и повсеместно распространены. Животные-жертвы часто подвергаются серьёзной антисанитарии, болезням, скученности, ограничению свободы, голоду; они часто умирают — и всего этого хоардеры не замечают. Часто помещения, где обитают люди и животные, настолько грязны и замусорены, что непригодны для проживания.

Термин «хоардинг» был придуман в 1999 году Консорциумом по изучению собирательства животных (HARC — Hoarding of Animals Research Consortium — прим. пер.) — группой экспертов в области ментального здоровья, социального обслуживания, ветеринарии и благополучия животных — потому что широко используемый тогда для этой проблемы термин «подбирание животных» был больше связан с безобидным хобби, нежели с реальностью, с которой сталкиваются животные-жертвы такого поведения. Напротив, «хоардинг» — это общепринятый в медицинской литературе термин, обозначающий патологическое накопление неодушевлённых предметов, часто свидетельствующее о нищете, функциональных нарушениях и широком спектре психологической коморбидности (см. врезку «Психология хоардинга»).

Несколько исследований предполагают, что ежегодно в США происходит как минимум 3000 случаев собирательства животных, чьё количество оценивается по меньшей мере в четверть миллиона. Многие другие случаи, вероятно, остаются необнаруженными из-за скрытного характера хоардеров. Среднее количество животных в каждом случае носит неравномерное распределение. Медианное значение между 39 и 47  упоминалось в отчётах о двух сериях случаев, но иногда количество животных доходит до сотен.

Каждый ветеринар в своей практике, видимо, сталкивается с хоардингом. Однако признаки могут быть неявными и даже неверно истолкованными, потому что, в отличие от умышленного насилия, отсутствует явное намерение причинить вред, а некоторые хоардеры могут даже маскироваться под легальные приюты, убежища, хосписы и группы помощи. Ещё одно затруднение состоит в том, что публичные персоны из числа хоардеров могут быть симпатичными и убедительными.

Черты хоардинга

Общие черты, присущие собирателям животных, включают в себя плохую интуицию, неспособность сопротивляться компульсивному желанию собирать и слабую мотивацию лечиться. HARC определяет собирателей животных как тех, кто:

  • Набирает большое количество животных.
  • Не может обеспечить даже минимальные стандарты содержания и ветеринарного ухода.
  • Не может противодействовать ухудшению условий жизни животных или среды обитания, даже если животные голодают, болеют или умирают.
  • Не может противодействовать негативному влиянию подбиранию на здоровье и благополучие — собственное и своих домочадцев.

Неспособность действовать сочетается с разными степенями — и обычно сильными — отрицания того, что положение ухудшается.

После отчёта Ворта и Бека в 1981 году вторая серия исследований формально описала серьёзные нарушения функционирования домашнего хозяйства, наблюдавшиеся в случаях хоардинга, и ещё раз выдвинула догадку о возможной психологической подоплёке происходящего. Два отчёта в юридическом журнале описали особенности случаев собирательства животных, а также правовые трудности, возникающие при вмешательстве. В одном из отчётов описываются некоторые детали такого случая: женщина путешествовала по США со 115 собаками, заточёнными в автобусе, и сопротивлялась и ускользала при любой попытке вмешаться, пока её наконец-то не арестовали в Орегоне в 1993. В её процессе в итоге участвовало восемь назначенных судом адвокатов, шесть судей и три прокурора. Хотя этот случай, может быть, и нетипичен в своей затянутости, остальные черты его вполне обычны. Характеристики некоторых репрезентативных случаев перечислены в Таблице 1. Комплексную базу данных по отчётам о собирательстве животных можете найти здесь: http://www.pet-abuse.com/

Хоардерами являются обычно одинокие женщины среднего возраста, находящиеся в неблагоприятном социоэкономическом и демографическом положении. Довольно много сообщений о собирательстве животных содержит данные о мужчинах, семейных парах, семьях, людях умственного труда и даже о профессионалах в области охраны здоровья, например, физиотерапевтах и медсёстрах. Самое печальное и, возможно, парадоксальное состоит в том, что зафиксированы случаи, когда ветеринары становились хоардерами.

Список животных, которых собирают, длинен и разнообразен. Кошки и в меньшей степени собаки — вот самые распространённые виды, отчасти, вероятно, из-за удобства [содержания]. Но также зафиксированы случаи собирательства фермерских и диких животных, в том числе лошадей, птиц, рептилий, грызунов — представителей как отечественной, так и зарубежной фауны. Подпольной торговле экзотическими и исчезающими видами способствует интернет, сделавший удивительно простым  приобретение простыми людьми ядовитых гадюк, приматов, тигров, волков и других животных, представляющих опасность как для хоардеров, так и для сообщества.

Особенно коварная форма собирательства животных — институциональное или квазиинституциональное, когда индивиды маскируются (часто успешно) под легальные приюты, убежища, хосписы, группы помощи или ухода. Часто обман изощрённый и преднамеренный, он может служить как для сбора пожертвований, так и в качестве способа получить видимость законности действий хоардеров и в дальнейшем дать им возможность собирать животных. Некоторые хоардеры могут даже иметь официальный статус некоммерческой организации или приобрести его, почувствовав угрозу [со стороны властей].

Три типа собирателей животных

Если что и характеризует хоардинг, то это гетерогенность синдрома. Как и собирательство неодушевлённых предметов, которое описывается как общий финал течения разных психологических расстройств, считают в HARC, есть значительные отличия в провоцирующих собирательство животных факторах. Этот вывод имеет решающее значение для вмешательства, так как личный опыт научил нас, что единого подходящего для всех решения не существует.

На семинаре в апреле 2004 года в ходе панельной дискуссии экспертов в области ментального здоровья, социальной защиты и сотрудников правоохранительных органов, сталкивавшихся со случаями хоардинга, было предложено, исходя из различий в том, как собиратели относятся к людям и животным, выделить три типа: перегруженная передержка, спасатель и эксплуататор (Таблица 2). Эти три типа могут, вероятно, различаться с точки зрения скорости ухудшения ухода за животными (График 1). Интенсивность вмешательства, которое должно успешно улучшить условия [содержания животных], вероятно, также варьируется в зависимости от типа хоардера (Таблица 3). Например, если отношения между ветеринаром и пациентом основаны на доверии и проблема развилась из-за переполненной передержки, то мы можем быть способны помочь клиентам улучшить качество ухода, снизить количество животных до поддающегося управлению и принять помощь из других подходящих источников. И напротив, этот подход, видимо, не будет иметь смысла в случае собирателя-эксплуататора, что, возможно, потребует более агрессивной формы вмешательства, осуществляемого правоохранительными органами.

Препятствия на пути

Собирательство животных — это сложный феномен, для которого нет лёгких решений. Барьеры на пути решения проблемы и предотвращения хоардинга существуют на множестве уровней (например, правовом, нормативном, медицинском и общественном). Недостаток внимания к хоардингу — это первый и самый главный барьер, и профессиональные ветеринары могут помочь поднять уровень внимания к проблеме. Профессия ветеринара, возможно, решит три тесно связанные проблемы:

  • Отсутствие юридически законных стандартов содержания животных в частных домовладениях, некоммерческих институциональных или квазиинституциональных организациях, таких как приюты, группы помощи, передержки, убежища и хосписы.
  • Неспособность оценить психологические страдания животных, подвергающихся долговременной скученности и недостатку социализации вкупе с невозможностью и нежеланием выразить эти страдания властям.
  • Неспособность признать кумулятивный эффект длительных некачественных условий проживания.

Отсутствие регулирования

Уход за животными в приютах, убежищах, группах спасения, передержках и хосписах — частных или некоммерческих организациях — во многом не регулируется. Федеральный акт о благополучии животных (Federal Animal Welfare Act — прим. пер.), который применяется к торговле животными и содержанию лабораторных животных, не распространяется на вышеперечисленные учреждения. Национальные группы по благополучию животных, такие как ASPCA (Американское общество по предотвращению жестокости к животным — прим. пер.) или Humane Society of the United States (HSUS, Общество защиты животных США — прим. пер.) не охватывают локальные приюты и не имеют власти, чтобы регулировать их действия или устанавливать стандарты ухода. Я не в курсе, существуют ли какие-то проработанные стандарты на уровне штатов (за исключением Colorado Pet Animal Care and Facilities Act, Colorado Statute 3-80-101), применяющиеся к широкому кругу учреждений и лиц, которые могут обеспечивать уход (особенно долговременный) за животными без хозяев. Некоторые штаты имеют типовые правила собаководства для питомников, но они обычно имеют ограниченную сферу применения и описывают минимальные стандарты содержания и не решают вопросы долгосрочного содержания [большого количества собак].

Одним из последствий отсутствия юридических мандатов в области содержания [животных] для этих типов институциональных и квазиинституциональных учреждений является то, что оценка правильного ухода становится явной темой для обсуждения. Когда понадобится оценить содержание в этих учреждениях, ветеринары должны будут использовать доступные объективные стандарты, подкрепляющие профессиональное мнение. Руководства по уходу за животными-компаньонами в приютах и группах спасения недавно были изданы Американской ассоциацией ветеринарной медицины (AVMA) и доступны. Шкала Tufts Animal Care and Condition (TACC, шкала кондиций собаки — прим. пер.) также может быть полезным инструментом при осмотре большого числа животных и для краткого обобщения их состояния. Ветеринарам как экспертам по уходу за животными не стоит недооценивать значимость своего профессионального мнения, а нужно при необходимости опираться на него.

Нераспознанные психологические страдания

Подтвердить степень плохого ухода значит сделать важный шаг для установления факта, что за животным не следили. Однако ветеринары, другие профессионалы в области ухода за животными и большинство владельцев интуитивно понимают, что следование букве закона не предотвратит плохого обращения с животными. В ситуации с хоардингом животные могут серьёзно пострадать от долговременной скученности, лишения свободы, отсутствия физнагрузки и социализации. Столь плохое качество жизни может быть особенно критичным в случаях, когда у животных есть хотя бы минимальное количество пищи и воды, санитарные условия не самые худшие, а остальные проблемы не столь серьёзны для одних животных по сравнению с другими (например, только прибывшие vs те, кто находится долго). По иронии судьбы спасение животных от эвтаназии является, видимо, самым распространённым оправданием [хоардинга] даже при вопиющих ошибках в уходе (например, тех, что оборачиваются сильнейшим голодом и смертью в результате «спасения»). Таким оправданиям не должно быть места.

Ветеринары из-за специфики подготовки и обучения не в состоянии просвещать власти о психологических страданиях животных. Но доступно большое количество научной литературы о важности удовлетворения поведенческих нужд животных в зоопарках, лабораториях и фермах, что обеспечивает животным психологическое благополучие; большая часть этой информации доступна в недавно отредактированном документе об оценке качества жизни и ментального благополучия животных (McMillan FD. Mental health and well-being in animals. Ames, Iowa: Blackwell Publishers, 2005, — прим. пер.). В конечном счёте ветеринары должны быть уверены в своих профессиональных суждениях, и им следует не поддаваться искушению оправдывать ненадлежащий уход благими намерениями собирателей.

Неспособность распознавать вред и ухаживать за множеством животных

И наконец, я верю, что существует значительная разница между пренебрежением  одним животным и страданиями многих, долгое время живущих в условиях скученности, нищеты, плохого ветеринарного ухода и отсутствия социализации. Страдания будут сильнее в больших группах заброшенных животных, потому что они могут быть в стрессе из-за агрессии других, могут драться за еду или для защиты потомства, могут подвергаться заразным заболеваниям и могут страдать от близости хищников.

Когда несколько отдельных индикаторов благополучия (кондиция тела, шерсть, гигиеническое состояние, здоровье, поведение) ухудшаются в разной степени в течение какого-то времени у многих животных, это часто не распознаётся (и невозможно распознать при существующих законах против жестокости) как часть целого паттерна хронического невнимания [к животным] — а это гораздо серьёзнее, чем ухудшение любого отдельного индикатора. Когда акцент делается на оценке каждого животного по отдельности, без контекста (окружение, продолжительность пребывания в состоянии невнимания [со стороны хозяина]) можно упустить нечто важное.

Нам нужно найти более эффективные способы установить степень и продолжительность невнимания [со стороны хозяина], характерные для хоардинга. Помощь ветеринаров критически важна, чтобы в судах можно было понять всю картину, на которой целое может быть гораздо хуже, чем сумма слагаемых (см. врезку «Как ветеринары могут помочь прекратить собирательство животных?»)

Что делать, если вы столкнулись с хоардером?

Каждый ветеринар, практикующий работу с животными-компаньонами, видимо, в какой-то момент сталкивается с хоардерами. Вам может понадобиться оценить каждую ситуацию индивидуально, тщательно контролируя свою вовлечённость в неё.

У ветеринаров есть моральная обязанность сообщать о своих подозрения в насилии над животными, и в 14 штатах уставы освобождают от гражданской и уголовной ответственности, если [ошибочные] заявления были добросовестными. Но сообщить о насилии на практике не всегда так просто, как в теории. Хотя каждый штат имеет уставы, криминализирующие насилие над животными, законы эти не универсальны и часто существуют на местном уровне, а не на уровне штата. Например, во многих сообществах следственные органы могут опираться на местные общества защиты животных или отделение Общества предотвращения жестокости к животным (SPCA, Society for the Prevention of Cruelty to Animals — прим. пер.) и силы полиции или муниципальный надзор за животными, который часто базируется в полицейском участке. Некоторые сообщества могут не выделять юридические лица для соблюдения этих законов, и это затем ложится на плечи местной полиции, шерифа или муниципального надзора за животными. Так что прежде чем вы столкнётесь со случаем [хоардинга], узнайте, кто из представителей местной власти занимается [этой проблемой] и познакомьтесь с ними. С учётом деликатной природы подобных случаев и законных требований конфиденциальности развитие рабочих отношений с исполнительным директором, председателем правления, администратором или старшим следователем поможет вам лучше понять, как подходить к делу, какие возможности существуют для вмешательства и какую роль вы как ветеринар можете ожидать с развитием прецедента.

Ветеринары могут неохотно сообщать о хоардинге по различным причинам, включая заботу о конфиденциальности, нежелание вовлекаться в затянутое судебное разбирательство, страх мести или из веры, что состязательный процесс не сослужит добрую службу ни клиенту, ни животным. Это нежелание — ещё один повод проконсультироваться с соответствующим следственным органом, прежде чем вы столкнётесь с подобным случаем, а также для того чтобы инициировать и стать участником междисциплинарной целевой группы, которая будет иметь полномочия и возможности решать предполагаемые случаи собирательства животных и насилия над ними. Понимая тревоги друг друга, мы можем творчески решать проблему комфортным для всех способом. Выгода междисциплинарного подхода в решении проблемы хоардинга описаны в информативном отчёте, доступном онлайн на http://www.tufts.edu/vet/cfa/hoarding.

Некоторые ветеринары захотят теснее заниматься проблемой хоардинга, помогая спасать и эвакуировать животных, собирая свидетельства и обеспечивая экспертные показания. Эти области вовлечения всё чаще требуют специализированной экспертизы, и ветеринарам настоятельно рекомендуется ознакомиться с принципами эвакуации и спасения животных, сбора свидетельств и судебных показаний. Отличным ориентиром является недавний учебник по медицинской практике в приютах под редакцией д-ров Лилы Миллер и Стивена Завистовски из ASPCA (Нью-Йорк). За дополнительной информацией по хоардингу обратитесь к сайту HARC http://www.tufts.edu/vet/cfa/hoarding.

Врезка «Связь с невнимательностью к людям»

Невнимательность к животными как сигнал невнимательности к людям не столь очевидно, сколько умышленное насилие над животными как сигнал насилия над людьми. Тем не менее во множестве документов прослеживается такая связь. В моих собственных файлах есть газетные статьи о хоардинге в США за последние семь лет; в этих отчётах говорится, что от в 10-15% случаев люди являются дополнительными, незамеченными жертвами собирательства животных. Среди них — дети младшего возраста, престарелые родители или родственники, которые зависят от хоардера, а также молодые совершеннолетние, которые также зависят [от хоардера] в силу недееспособности. В некоторых случаях люди-жертвы были опознаны и спасены лишь в результате расследования подозрительного невнимания к животным.

Врезка «Психология хоардинга»

Многое из того, что считается психологическим фундаментом для собирательства животных, остаётся недоказанным и спекулятивным. Но мы знаем, что мотивация хоардеров совершенно иная, чем у тех, кто умышленно жесток, и это делает распознавание собирательства животных труднее. Вообще отличительной чертой хоардинга является отсутствие намерения причинить вред, даже если зачастую он велик.

Исключительная компенсаторная или отклоняющаяся от нормы привязанность к домашним питомцам в детстве может быть серьёзным вкладом в поведение собирательства животных во взрослом возрасте. Эту гипотезу, озвученную социальным работником Джейн Н. Натансон и возникшую в результате её личного клинического опыта и работы HARC и других, можно изложить следующим образом.

На сегодня единственная переменная, которая, как выяснилось, неизменно коррелирует с нездоровой привязанностью к животным, это расщепление личности. Диссоциативное расстройство, в котором определённые компоненты человеческой идентичности, памяти, личности или сознания изменены и отделены от остальных частей его/её жизненного опыта, может возникнуть у детей, становившихся жертвами насилия, невнимания, отвержения со стороны родителей или других травмирующих событий. Таким образом, отношения с животными-компаньонами в раннем детстве, лишённом постоянной человеческой заботы, могут и дальше служить безопасной заменой отношений с людьми. Дети из таких неблагополучных семей могут использовать восприимчивых животных как объект любви и заботы, как способ избежать разрушительного опыта или как замену отсутствующим человеческим отношениям. Эта реакция может превратиться в чрезмерное недоверие к людям, которое генерализуется в тревожную привязанность или компульсивную заботу во взрослом возрасте, манифестирующую как хоардинг.

Многие из причин и начальных событий, приводящих к хоардингу, остаются неизученными, равно как и роль животных в жизни хоардера. Однако мы уверены, что базовые психопатологии серьёзны, различны и, видимо, часто уходят корнями в детские травмы и отношения к животным в тот уязвимый период. Хотя собирательство неодушевлённых предметов связано с обсессивно-компульсивным расстройством, мы верим, что собирательство животных более сложно и переплетено с девиантным выражением связи между человеком и животными.

Независимо от этиопатогенеза собирательство — это серьёзная проблема благополучия, чьи корни уходят в поведение человека. Хоардинг часто осложняется пограничными состояниями, нарциссизмом, антисоциальным расстройством личности, посттравматическим стрессовым расстройством, тревожным расстройством, социофобией и паранойей. Одного вывода невозможно избежать: по-видимому, рецидивы случаются в 100% случаев, несмотря на приговор и изъятие животных.

Как сторонники тесных взаимоотношений между людьми и животными ветеринары, возможно, склонны видеть лучшее в людях, которые вроде бы заботятся о животных. В большинстве случаев доверие обоснованно. Но иногда, например, как в случаях хоардинга, видимые добрые намерения могут оказаться обманчивыми. Ветеринары должны распознавать что, как и при синдром Мюнхгаузена (ещё одно девиантное поведение, затрагивающее и детей, и животных, в котором зависимым [существам] намеренно причиняется вред — таким образом тот, кто ухаживает за ними, добивается симпатии и внимания к себе), внешне позитивно выглядящая связь может иногда обслуживать тревожные потребности человека.

Таблица 1 «Примеры недавних случаев хоардинга»

  • Более 30 кошек, собак, крыс и змей были найдены в доме, полном человеческих и животных отходов; единственным чистым местом для сына-подростка [хозяев], где он мог спать, была ванна.
  • Пятьдесят кошек и две собаки содержались в доме, где жили двое детей школьного возраста со своей матерью. Их дом был признан непригодным для проживания.
  • Расследователям пришлось надеть защитные костюмы, чтобы извлечь 180 больных кошек и собак из дома, где жили две сестры.
  • Шестидесятилетняя женщина обвинялась в жестокости к животным; её обнаружили в одном доме с 75 кошками, 14 собаками и другими животными, многие из которых не имели пищи и воды. Фекалии и мусор толщиной около 6 дюймов покрывали пол в каждой комнате, а также кухонную плиту, стол и внутреннее пространство посудомоечной машины.
  • Власти изъяли 360 кошек — 87 из которых были мертвы — из дома пожилой пары. Кошки забили дымоход и хозяйскую мебель, размножаясь до тех пор, пока не переполнили жилые помещения.
  • В убежище для спасённых животных расследователи обнаружили 168 животных, 19 из которых были мертвы. Те, что остались в живых, страдали от отсутствия еды, воды, пространства и правильного ветеринарного ухода.
  • Расследователи нашли 8 собак мелких пород, взрослую луговую собачку, 31 экзотическую птицу и 14 составленных одна на другую клеток для кур в доме на колёсах, где не было воды и  электричества.

Таблица №2 «Типы хоардеров и их характерные особенности»

Перегруженная передержка Спасатель Эксплуататор
Больше реалист; стремится минимизировать, а не отрицать [плохие] условия Сильный страх смерти; отрицание эвтаназии в итоге блокирует эмпатию к страданию Чрезвычайное отрицание [страданий животных] присутствует на ранней стадии; безразличен к причиняемому им вреду
Ухудшение содержания часто вызвано изменениями личных обстоятельств Количество животных постепенно превышает возможности заботиться о них Проблемы появляются из-за равнодушного отношения к страданиям животных
Сильная привязанность к животным как к членам семьи Спасателем движет миссия; чувство, что только он или она может обеспечить адекватный уход Животные — инструмент для удовлетворения потребности контролировать
Проблем с властями немного Избегает властей и затрудняет доступ [в жилище] Отрицает власть и внешнюю заботу о животных
Скорее стремится к изоляции Работает с сетью партнёров Манипулятор, хитрец, демонстрирует внешний шарм, хорошо выражает свои мысли
Приобретает животных пассивно Приобретает животных активно Приобретает животных активно
Склонен иметь психологические расстройства первого типа Миссия спасать приводит к компульсивному собирательство и контролю Недостаток эмпатии к людям и животным; нет чувства вины; тенденция к социопатии

График №1 «Относительные временные рамки ухудшения условий содержания для разных типов собирателей животных»

i5

Таблица №3 «Интенсивность вмешательства, требуемого для разных типов собирателей животных»

Стратегия вмешательства Переполненная передержка Спасатель Эксплуататор
Убеждение с устным согласием Очень похоже, что будет восприимчив к помощи и уменьшению количества животных Не похоже, что будет восприимчив, как минимум на начальной стадии Вероятно, воспримет предложение с презрением
Угроза судебного преследования Может быть достаточно, чтобы снизить вероятность рецидива Сильная мотивация продолжать спасать, так что угроза должна предлагать потенциал для операции по уменьшению количества животных Маловероятно, что угроза подействует
Судебное преследование за жестокость к животным Часто не нужно и может быть контрпродуктивным Может потребоваться, если угрозы не подействуют Вероятно, понадобится

Врезка «Как ветеринары могут остановить хоардинг?»

Вы можете столкнуться с собирателями разными способами: обращаясь за предоставлением приюта, усыновлением животных или к группам спасения; помогая спасать и эвакуировать животных; выступая в качестве свидетеля-эксперта в суде; комментируя случаи для СМИ. И поскольку некоторые хоардеры тяготеют к созданию организаций, а бизнес, по-видимому, потворствует озабоченности проблемами животных, вы можете рассказать о хоардинге клиентам, сотрудникам и даже коллегам. Так что есть много вариантов вмешательства ветеринара.

Будьте внимательны к тревожным сигналам, исходящим от персонала, клиентов и коллег:

  • Постоянно меняющаяся вереница животных.
  • Одержимость животными в сочетании с ограниченными или затруднёнными отношениями с людьми.
  • Обращения с животными, чьё состояние было бы нормальным при должном уходе.
  • Запрос героической и бесполезной помощи для недавно добытого животного.
  • Преодоление больших расстояний за ветеринарной помощью, часто в странное время.
  • Дезодорирование или купание животного перед визитом к врачу, чтобы скрыть запах.
  • Нежелание или неспособность точно сказать, сколько животных у них есть.
  • Постоянно в поиске новых животных.
  • Утверждают, что просто нашли животное в ужасном состоянии, хотя фактически сильный запах мочи, длиннющие когти и спутанная шерсть могут отражать долговременное заточение и неадекватный уход.
  • Попытки получить лечение без визита в клинику или дополнительное лечение для остальных животных.

Не становитесь пособником:

  • Поймите разницу между собирательством животных и законными приютами и усилиями по спасению.
  • Отправляя клиентов за услугами передержки, убежища, ухода, хосписа или за усыновлением [животных], лично проверьте условия в этих местах и квалификацию тех, кто осуществляет уход.
  • Будьте скептиком, особенно при утверждениях, которые звучат слишком хорошо, чтобы быть правдой (например, что можно предоставить дом каждому животному в любое время, независимо от состояния здоровья, темперамента и инвалидности).

Станьте адвокатом оптимального ухода за животными-компаньонами в институциональных учреждениях:

  • Помогайте судам и СМИ понять психологический компонент благополучия (социализация, физические нагрузки, свобода выбора, контроль среды).
  • В разговорах о насилии над животными оценивайте вредный эффект длительного заточения, скученности, изоляции и стресса на благополучие и говорите о серьёзности этих факторов.

Найдите других заинтересованных лиц:

  • Предложите образовательный семинар без отрыва от производства для местных обществ защиты животных и обсудите роль животных в здоровье и благополучии людей.
  • Развивайте ресурсную сеть (социальный работник, службы защиты взрослых, службы защиты детей, следователь/надзор за животными) партнёров при вмешательстве [в ситуацию хоардинга].
  • Продвигайте развитие общественной силы по противодействию собирательству (модель см. здесь: http://cornellaging.com/gem/hoa_nyc_hoa_mem.html).

Автор: Гэри Патронек, ветеринар, http://veterinarymedicine.dvm360.com/animal-hoarding-its-roots-and-recognition?id&sk&date&&pageID=1

Перевод: «Плохие собаки».

%d такие блоггеры, как: