Лакомство или похвала?

11885292_1085785324782844_6494343212283478715_n

Мы все знаем: если нам хочется, чтобы собака повторяла правильное поведение, его надо поощрять. Но существуют разные мнения относительно способа и частоты поощрения. Можно решить, что фраза «Хороший мальчик!» — это отличный способ коммуникации с собакой, когда она сделала что-то правильно, но так ли это? Так ли сильно мы повлияем на её поведение, как нам кажется? Одинаково ли высоко ценит собака поглаживание по голове со словами «Мой молодец!» и кусочек сыра? Конечно нет, это как если сказать человеку: ты должен столь же усердно трудиться за то, чтобы шеф погладил тебя по голове приговаривая: «Хорошая работа!», как и за зарплату. Хотя мы и можем ценить похвалу и внимание, они никогда не сравнятся с зарплатой! Как сказал Боб Бейли: «[Поощрение] должно стоить усилий животного». Так как же нам узнать, что мы используем подходящее поощрение и когда мы можем обойтись без лакомства?

Положительное подкрепление — это когда для усиления поведения добавляют стимул. В книге «Закон эффекта» (Торндайк, 1927) утверждается, что если последствия поведения приводят к удовлетворению животного, то поведение подкрепляется и с вероятностью будет повторено. Этот хорошо известный принцип лежит в основе дрессировки животных, когда мы намеренно манипулируем временем и выдачей поощрения, чтобы обусловить специфическую реакцию животного на определённый сигнал. Когда собака предлагает ожидаемое поведение, мы подкрепляем его чем-то ценным для неё. Мы можем дать своей собаке внимание, еду, похвалу, игру, ласку, игрушки и т.д. Всё что угодно, что любит собака, выступит в роли подкрепления. Выбирая ту или иную награду, однако, важно принимать во внимание её потенциальную ценность в данный момент. Кусочек корма может быть великолепной наградой в кухне, но на прогулке в парке игра с собаками, очевидно, будет ценнее.

На вершине списка способов поощрения — еда. Как первичное подкрепление или, другими словами, имея врождённую биологическую ценность, еда — это сильный мотиватор поведения. В конце концов, ни одна собака не выживет без еды. «Сидеть», — клик, еда — ещё раз! Еду легко применять и контролировать. Как бонус еда показана как способ улучшить отношение животных к человеку (Фойербахер и др., 2014). Когда мы используем еду, собаки демонстрируют меньше избегания и больше тяготения к людям, особенно к тому, кто даёт еду. Так что пища, будучи не просто учебным инструментом, содействует связи, которая может возникнуть между собаками и людьми.

Возможно, с тех пор как мы стали ценить похвалу и прикосновения друг к другу, мы ожидаем, что подобные демонстрации имеют ценность для собаки. Несмотря на рост использования лакомства в дрессировке, многие владельцы всё ещё сопротивляются выдаче лакомств, а если и делают это, то зачастую слишком скупо. Примерно как с похлопыванием по спине: мы ожидаем, что погладить голову собаки достаточно, чтобы выразить нашу ласку и одобрение. Вообще-то ласка также является одним из первичных подкреплений, и исследования показали, что она обладает определённым положительным эффектом на наших друзей собак. Сердечный ритм и кровяное давление снижаются с увеличением уровня эндорфинов, пролактина, окситоцина и дофамина (Одендаал и Мейнтьес, 2003). Такой физиологический ответ чётко выявляет связующую, приятную и успокаивающую ценность наших ласковых прикосновений. Следовательно, поглаживание может использоваться как награда и часто является главным средством усиления поведения у армейских собак.

Что насчёт похвалы? Мы привыкли говорить «Хорошая девочка!» или «Хороший мальчик!», чтобы выразить удовлетворение и поощрить своего питомца. Однако если задуматься, то это очень человеческий способ взаимодействия с другим существом. Поскольку наши собаки не пользуются словами как таковыми и не выражают особого удовольствия от вокализации других собак, какую ценность для псовых представляет похвала?

В одном эксперименте 15 собак были научены садиться и оставаться на месте и подходить по команде. На первом этапе, во время базового обучения, тренер стояла в метре от собаки лицом к ней, а потом приседала на корточки. Как только собака устанавливала визуальный контакт с человеком, тренер вставала и подходила к собаке. Когда выполнение этой задачи становилось успешным на 100%, начинался экспериментальный тренинг.

На этом этапе собак просили сесть и оставаться на месте, а тренер отходила на 2, 3 или 4 метра и давала команду «Ко мне!», которую произносила нейтральным, безэмоциональным голосом. Если собаки выполняли команду правильно, то получали один из трёх видов поощрения — еду, поглаживание или похвалу (Фукузава и др., 2013).

Что интересно, не было статистических различий между тремя группами. Все собаки обучались примерно на одном уровне. Можно предположить, что для обучения навыку вид подкрепления не важен, а важно количество повторений. Это подтверждает выводы предыдущих исследований, которые также не обнаружили заметной разницы в количестве тренировочных сессий, необходимых для обучения поведению, с использованием кликера и лакомства или только лакомства. Однако кликер, видимо, способствует сопротивляемости затуханию поведения (Смит и Дэвис, 2008). Собакам, возможно, необходимо просто определённое количество повторений, а метод не важен. В нашем эксперименте, однако, собаки учились быстрее с помощью еды, нежели поглаживания или похвалы. Так что на ранних стадиях обучения применение лакомства имеет большое значение. Когда ценность поощрения выше, животное учится быстрее и ассоциирует поведение с положительным эмоциями, а удовлетворение усиливает мотивацию воспроизвести поведение. Животные также будут быстрее реагировать, и это означает, что они быстрее выполнят команду, если в обучении задействовать еду.

Другое исследование глубже изучало эффекты словесной похвалы и ласки среди приютских и хозяйских собак. Они оценивались по своему желанию взаимодействовать с человеком в зависимости от того, люди разговаривали с ними или касались их. Поглаживая, человек прикасался к собаке ближней рукой, так чтобы животное не чувствовало себя в ловушке. Один человек почёсывал или гладил любую ближайшую к себе часть тела собаки. Другой человек разговаривал с собакой радостным высоким голосом и произносил слова вроде: «Какая хороша собачка! Какая миленькая собачка!» Экспериментаторы оценивали выбор собак быть с первым или со вторым человеком в зависимости от вида взаимодействия в разных условиях (Фойербахер и Уинн, 2014).

Все собаки проводили больше времени с человеком, который их гладил, а не с тем, который только хвалил голосом. Даже если собаку гладил незнакомец, а в комнате при этом был хозяин, который только хвалил, собака уходила от хозяина, чтобы насладиться физическим контактом. Ещё более удивительным оказался факт, что собаки проводили с разговаривающим человеком не больше времени, чем с тем, кто их просто игнорировал!

Мы — говорящий вид, так что для нас вполне естественно общаться с собаками таким образом. И мы, видимо, разговариваем со своими собаками как с детьми. Но является ли этот вид общения ценным для наших собак — большой вопрос. Лучший способ сделать так, чтобы похвала имела значение в оперантном обусловливании, это связать её с первичным подкреплением — едой или даже поглаживанием. В результате похвала может войти в наш арсенал поощрений и эффективно использоваться в дрессировке. Но, как и в случае с другими видами поощрения, всё зависит от состояния собаки и мотивации в данный момент, не так ли?

Дженнифер Каттет, http://blog.smartanimaltraining.com/2015/01/27/dog-training-praise-or-treats/

Перевод: «Плохие собаки».