Щенки и эмоциональная зрелость

Мы хотим от спортивных собак сложного. Спокойно смотреть, как другая собака несётся по аджилитной трассе на полной скорости, тихо лежать в маленькой клетке, когда вокруг все гудят, и концентрироваться на хозяев в непосредственной близости других собак и людей — часто слишком возбуждённых. Вот лишь малая часть того, о чём мы просим аджилитных собак. Они удивительны, многие способны потянуть такую нагрузку даже после очень короткого обучения.

Но что происходит, если собака не выдерживает чего-то? Тогда нужно немножко потренировать её. Но было бы разумнее делать это заранее.

Слишком рано

Околоаджилитная культура устроена так, что щенки попадают прямо в гущу событий. Десять недель от роду? Игнорируй всех, когда находишься рядом с рингом. Четырнадцать недель? Сиди в клетке прямо в центре многолюдных соревнований. Шестнадцать недель? Как взрослый проходи сквозь толпу людей и не прыгай на людей и собак, а то получишь. Я видела, как щенков наказывали за лай в ринге. Я видела, как люди стучали по клетке, когда сидящий внутри подавал голос. Я видела, как щенков сбивали с ног за обычную попытку поприветствовать кого-то. Опять-таки собаки — удивительные существа, поэтому у большинства из них не разовьётся поведенческих проблем, препятствующих карьере. Но у некоторых проблемы появятся. И если мы можем поступать лучше, то почему не поступаем?

Много ошибок происходит из-за того, что люди игнорируют концепцию эмоциональной и умственной зрелости. У всех нас были щенки, которые выглядели прямо как взрослые, были способны решать сложные задачи, справлялись со сложным окружением и никогда не вели себя лишь как щенки. С другой стороны, у нас также были щенки-щенки: бестактные, гиперсоциальные, невнимательные, любимые комочки, каковыми и должны быть малыши. Обращать внимание на умственную зрелость щенков и подстраивать планы в соответствии с ней — это разумно. Некоторые щенки не будут способны игнорировать социальные раздражители до года — и не стоит просить их об этом. Довольно много щенков не способно расслабиться в клетке, когда вокруг кипит жизнь — в таком случае стоит переставить клетку в тихое место. Ещё больше щенков не может успокоиться рядом с рингом, в котором бегают аджилити, а адреналин так и прёт — и из собак и из хендлеров. В такие моменты щенки отказываются от еды и игрушки, и бесполезно заставлять их игнорировать то, что очевидно давит на них.

Когда всё идёт не по плану…

…Самое время придумать новый. В тот миг, когда вы видите, что щенок ведёт себя не так, как хочется, самое время подстроиться под него. Курильщик не перестаёт курить, когда курит, но очень многие инструкторы до сих пор настаивают, что щенки научатся молчать, если им разрешить голосить. Представьте, как должна себя вести спортивная собака, а затем активно поощряйте такое поведение. Если оно не проявляется в контексте аджилити, то самое время ненадолго изъять собаку из этого контекста.  Разумнее всего позволить собакам диктовать хронику собственного обучения. Для этого нам нужно наблюдать за их поведением и подстраиваться под него.

Обучение эмоциям

Постигая «короля обучения» — оперантное обусловливание — мы очень часто забываем о его влиятельном брате — классическом обусловливании. Понимать принципы, сильные стороны и ограничения каждого подхода важно для воспитания поведенчески здоровой собаки. Кинологи слишком часто обращаются к оперантному и классическому обусловливанию как к «методам», хотя правда в том, что они — силы. Законы, которые всегда в игре. Они работают, даже если мы их не выбираем.  Когда мы учим щенка вести себя тихо в клетке, поощряя молчание, мы можем успешно вырастить спокойную собаку. Точно так же мы можем взрастить эмоциональность, увлечённость и резкость, которые хотели бы увидеть в собаке во время тренировок, а не во время отдыха в клетке. Активно играя со щенком возле ринга, можно получить собаку, что будет висеть на канатике, пока другая пробегает мимо, но нельзя — такую, что будет спокойно лежать рядом с хендлером во время ожидания.

Моему маленькому мужчине Феликсу двадцать один месяц. В первое время, начиная с двенадцати недель, я околачивалась с ним рядом с рингом, в котором бежала другая собака. Сейчас я понимаю, что тогда Феликс был одновременно увлечён собаками и неспособен держать себя в руках, так что я и не просила его об этом. Вместо этого мы работали над нашими отношениями и его способностью справляться с бегущим по венам адреналином. И, должна сказать, я по-настоящему рада его прогрессу. Он ещё не готов к соревнованиям (хотя мы тренировались), но уже может в соревновательной обстановке не прыгать на каждого встречного (и это ещё одна вещь, о которой я не просила его последние несколько месяцев). Он поиграет на паре семинаров этим летом, а в ожидании их мы попробуем выйти на несколько стартов. Это волнительное время, и очень важно, что я отстроила свои планы, основываясь на том, что мне говорит поведение Феликса, а не на своём рвении выступать.

Автор: Сара Стремминг, https://thecognitivecanine.com/2017/03/29/puppies-and-emotional-maturity/

Перевод: «Плохие собаки»

%d такие блоггеры, как: