Собаки — это собаки. А не глуповатые шимпанзе

Каждое Рождество Её Величество Королева Великобритании обращается к нации. Несмотря на свою любовь к собакам (и особенно корги), она, вероятно, не знает, что два дня назад Королевское общество опубликовало научную статью о поведении собак. Это приятная история: команда итальянских учёных утверждает, что раскрыла источник эмоционального заражения у собак. К сожалению, исследование содержит не один, а целых два фундаментальных недостатка: подопытные собаки не имитировали друг друга и не похоже, что наблюдаемое поведение было вызвано эмпатией.

Когда собаки играют, то для обозначения своего игривого настроения используют ограниченный репертуар сигналов. Это необходимо, потому что если намерения собаки будут поняты неправильно, то на неё легко могут напасть. Любое животное, которое покрыто бронёй так же хорошо, как и псовые, рискует получить неприятный укус, если выберет не того партнёра для игры, так что [у животных], вероятно, миллионы лет назад развилась система сигналов безопасности. Они хорошо изучены учёными, и, наверное, лучше всего — Марком Бекофф (о нём здесь). Два этих сигнала — игровой поклон и игривое лицо (упоминается в статье [итальянских учёных] как «расслабленная широко раскрытая пасть») — пережили доместикацию, и внимательный хозяин может наблюдать за тем, как собака применяет их, когда находит потенциального игрового партнёра.

Вопреки заявленному в [вышеупомянутой] статье, нет необходимости предполагать, что две собаки вовлекаются в процесс подражания, когда вначале одна, а затем другая выполняет какое-то из этих действий. Они — всего лишь видоспецифичные сигналы — близкие к концепции Тинбергена «фиксированных шаблонов двигательных актов», хоть немного и отличающиеся от неё. В исполнении двух собак эти действия означают: «Я в игре». — «Я тоже». Итальянские исследователи обнаружили, что эти сигналы широко воспроизводятся хорошо знакомыми собаками и что игровые сессии, в которых эти сигналы повторяются много раз, длятся дольше всего. Это согласуется с идеей, что функция данных сигналов — просто удержать другого партнёра в игре. Игра является отличным поощрением (в наши дни большинство розыскных собак дрессируются с помощью игры с хендлером в качестве главного подкрепления), поэтому животные стремятся повторять любое действие, которое начинает или продолжает игровой раунд.

На что было бы похоже истинное подражание? Пожалуй, если в один прекрасный день некая собака «изобрела» бы новый сигнал игривости, скажем, поднимая заднюю лапу, а другая затем скопировала бы его, распознав намерения первой собаки — вот это и было бы подражание. Но вместо этого собаки пользуются универсальными шаблонами поведения, унаследованными от предков, так что и действие, и послание, им переданное, — всё это должно быть инстинктивным.

Итак, собаки не подражают друг другу. Но ведь это неизбежно означает, что они не испытывают эмпатии, как то утверждается в статье? Эмпатическое подражание серьёзно изучалось у людей и высших приматов, но последние имеют общую с человеком структуру мозга — например, зеркальные нейроны. Мозг хищников построен по-другому, и консенсус о том, как они мыслят, формируется на основе значительного объёма исследований когнитивных способностей собаки, проведённых в последние два десятилетия. Если в двух словах, то нет убедительных доказательств, что у собак присутствует теория разума — понимание, что поведение других животных контролируется таким же разумом. Возможно, лучше всего это обобщила Джулиана Брёйер в книге Камински и Маршалл-Песцини «Социальная собака» (The Social Dog — прим. пер.), опубликованной в 2014 году: «Нет данных, что домашние собаки имеют теорию разума (в отличие от людей)… Специфические таланты собак лежат в понимании коммуникативных намерений человека». К этому можно добавить — «и других собак».  Если собаки не могут понять мотивации других собак, то как они сопереживали бы?

Однако собаки очень убедительно доказывают хозяевам, что умеют сопереживать. Как это получается? Собаки — величайшие интерпретаторы человеческого языка тела — они превосходят в этом мозговитых шимпанзе и, вероятно, многих людей (хорошо, что собаки не играют в покер). Недавнее исследование показало, что собаки могут «читать» различные части человеческого лица — рот, например — почти так же хорошо, как и выражение лица в целом. Домашние собаки также глубоко привязаны к хозяевам, так что когда замечают необычное поведение своих владельцев, скажем, во время болезни, то становятся крайне внимательными, пытаясь обнаружить малейшую зацепку к тому, что произойдёт дальше. Хозяева, естественно, интерпретируют это как симпатию, многие получают от этого комфорт и утешение. Почему бы и нет?

В конечном счёте, потребности собаки будут максимально удовлетворены, если мы попытаемся ценить их за то, какие они есть. Сравнивать собак с человеческими детьми, шимпанзе и другими приматами бесполезно, потому что это приводит к неверному пониманию поведения (как было, например, с широко распространённым, но ошибочным мнением, что собаки способны испытывать чувство вины).

Автор: Джон Бредшоу, https://www.psychologytoday.com/blog/pets-and-their-people/201512/dogs-are-dogs-not-slightly-dumb-chimps

Перевод: «Плохие собаки»

%d такие блоггеры, как: