Наблюдения без выводов2 мин на чтение

Моя работа состоит в том, чтобы помогать решить проблемы, поэтому я редко вижу «нормальных» собак. За несколько лет работы у меня, конечно, появился специфический взгляд на поведение. Для меня «нормально» — это когда всех всё устраивает: и собаку, и хозяина, и окружающих людей. Нормальная собака — это та, которая не нервирует своим поведением хозяина и окружающих и сама не нервничает. И это, разумеется, вовсе не про послушание, а про гармонию между всеми участниками триады.

Наблюдая за владельцами других собак, замечаю, когда эта гармония есть и когда она исчезает. Вот владелица крупной дворняги ведёт свою собаку на поводке и постоянно одёргивает то этим самым поводком, то голосом. Ещё пару недель назад свободно бегала без поводка, а её владелица спокойно шла себе, беседуя с приятельницей. Но что-то случилось, чему я не была свидетельницей, — и вот собаку «воспитывают».

«Собака наказана», поэтому гуляет на поводке. Через неделю хозяйка оттает и снова даст собаке свободу. И снова у них всё будет хорошо — до следующего раза.

Или вот щенка выгуливают в ошейнике и на поводке, в шлейке и на поводке, в шлейке и без поводка, в шлейке и в электрошоковом ошейнике и без поводка, снова просто в шлейке… Щенок растёт, но как-то не так, как хотелось бы хозяевам. Что они придумают дальше?

Лет пять я наблюдаю за одним питбулем и его человеком: собака невозмутимо рысит вперёд, а хозяйка трусит на том конце натянутого поводка. Встречая на пути других собак, хозяйка изо всех сил оттягивает собаку в сторону, а потом снова бежит за ней. Когда собака останавливается понюхать деревце, женщина переходит на шаг, переводит дух; поводок натягивается — она снова бежит за собакой. Я наблюдала за ними сперва с недоверием: удержит ли хрупкая с виду женщина большую собаку? После — часто они проходили мимо моего окна — усмехалась: снова собака выгуливает человека. Шли годы, но ничего не менялось: каждый день собака невозмутимо рысит по траве, по грязи, по снегу — а хозяйка так же невозмутимо трусит за ней.

И только недавно я осознала: за все эти годы женщина ни разу не одёрнула пса, ни разу не повысила голос, всегда отводила питомца в сторонку, чтобы разминуться с нами, и дружелюбно интересовалась, нет ли там, откуда мы идём, других собак. Эта женщина всегда принимала своего пса таким, каков он есть.

Со стороны эта пара выглядит чудаковато или по меньшей мере необычно: хорошим тоном считается «воспитывать» собаку или хотя бы демонстрировать свои усилия на этом поприще.

Я очень хотела спросить у этой женщины: почему? Почему вы всё время бежите? И однажды спросила…

Если не дам ему выбегаться, он потом дома беспокоится, не спит, воет — а это соседям не нравится, да и вообще. А так — приходит и отрубается. Вот на дачу поедем — там у нас забор — [пёс] будет бегать целый день. Ну как: пробежит вдоль забора — ляжет отдохнуть… Вот и бегаем — ему нагрузка и мне.
Муж погиб несколько лет назад, собака со мной осталась, я же не выброшу её. Первая собака наша. И последняя.
С суками от отлично ладит, а с кобелями — не очень, даже с кастрированными. Но если на него не рычат, то не нападает. Правда, боится собак в намордниках. Ну, зооагрессия — у нас было пять кинологов, и никто ничего не смог сделать — вы же понимаете, это природа такая у него. Ничего не поделаешь.

Подобную степень принятия я видела только у владельцев кошек.

Изображение: mohamed Hassan @ Pixabay