Роковое происшествие в кольморденском зоопарке

 

Волки убили тридцатилетнюю сотрудницу кольморденского зоопарка (Швеция) 17 июня 2012 года. В вольере было восемь трёхлетних самцов, женщина-служитель зоопарка семерых из них знала очень хорошо. Она кормила этих волков из бутылочки в щенячестве, и они были хорошо социализированы к людям.

Тридцатилетняя женщина в одиночку вошла в вольер, чтобы провести какое-то время с волками после «сложностей в общении с ними». Полицейское расследование установило, что сотрудница зоопарка была убита сразу после входа в вольер, а потом тело её перетащили туда, где и нашли позже днём. В кармане одежды лежал личный телефон, но во время происшествия женщина им не воспользовалась.

Two gray wolves, Canis lupus, on a rock. Bayerischer Wald National Park has a 200ha area with huge wildlife enclosures with some shy animals like wolf and lynx difficult to find in the wild.Аутопсия не выявила никаких признаков проблем со здоровьем, но смотрительница зоопарка несколько раз жаловалась на головную боль. Факты в этом деле вопросов не вызывают. Ни один из волков не был убит, но все люди прекратили контакты с ними.

Почему это произошло?

Ответ на этот вопрос не очень сложен. В своей статье я попытаюсь объяснить самые большие фрагменты головоломки. Я основываюсь на трёхлетнем расследовании шведской полиции (1400 документов), своём двадцатилетнем опыте изучения и работы с социализированными к человеку волками в неволе и пятнадцатилетнем опыте посещений волков и персонала кольморденского зоопарка.

Здесь много лет содержатся социализированные волки — с относительно небольшим количеством проблем. Традиционно волками занималось несколько человек, все они были мужчинами, считавшими «старую школу» эталоном обращения с волками. Это может сработать, если вы достаточно уверены в себе и крупны, чтобы запугать животных своими размерами и агрессией.  Чем крупнее человек, тем менее вероятно, что волк атакует его.

Однако с 2007 года с волками работал только один мужчина, а остальные были женщинами (т.е. некрупными людьми). Это происшествие не имеет ничего общего с гендером, заметьте только, что женщины в среднем меньше мужчин.

Что важнее: сотрудники зоопарка не получили практически никакой подготовки к работе с волками. Персоналу только сказали, что они — «альфы» в волчьей стае и должны «доминировать над волками ментально и физически любой ценой».  Так и вышло — цена оказалась велика!

Из 21 смотрителя, начинавшего работать с волками в 2007-2009 гг., 17 ушли в течение примерно года. Кого-то выгнали волки, кто-то ушёл из-за страха или разочарования. Все описывают работу как «хаотичную» и что «не получали инструкций или поддержки от руководства». Физические стычки с волками стали обыденными, животные всё больше «уставали» от персонала. Было несколько чётких признаков этого:

  • Волки стали реже приветствовать приходящих работников, вплоть до того, что в некоторые дни никто не приветствовал людей.
  • Волки избегали людей в униформе сотрудников зоопарка. Уязвимых посетителей одевали в униформу, чтобы волки держались подальше, а не для того, чтобы они меньше боялись незнакомцев, как это происходит со многими социализированными животными.
  • Волки становились всё более «застенчивыми при касаниях» (боялись их), что вылилось во многочисленные покусы рук. После такого ветеринару зоопарка пришлось бы зашивать и перевязывать раненый персонал.

  • В группе самцов были повышенные уровни стресса и внутривидовой (между волками) агрессии. Хорошо известно, что переадресованная агрессия и высокий уровень возбуждения вызывают проблемы в отношениях между людьми и животными.

Откуда все конфликты?

Одна (из многих) статей в шведской газете Aftonbladet иллюстрирует, как популярный продукт «Приезжайте, чтобы встретиться с социализированными волками» становится огромным и выходит из-под контроля — до точки, где персонал бросает попытки контролировать волков: http://www.aftonbladet.se/nyheter/article14995907.ab

Группы из 15+ человек, ведомые смотрителями зоопарка, должны были входить в вольеры, чтобы повстречаться с волками, почти каждый день, а иногда и дважды в день. Нет ничего плохого в том, чтобы приводить людей к социализированным волкам — им это нравится. Однако волки всегда остаются собой и стараются стащить любой предмет, попадающий им в пасть. Это в их природе. Пресекать это естественное и сильно мотивированное поведение было работой персонала. Это непростая задача, даже если применять правильные инструменты для отвлечения, положительное подкрепление несовместимого поведения и т.д. Использование слабых инструментов вроде рукоприкладства и наказания — как делали в Кольмордене — может оказаться неэффективным. Здесь (если коротко) конфликт и начался, а отношения между персоналом и волками стали ухудшаться.

В один прекрасный момент сотрудники зоопарка капитулировали и стали говорить гостям, попавшим в переделку: «Вы просто стали новой игрушкой для волков». Это только дало им больше возможностей и времени для краж и стягивания одежды с гостей, таким образом усиливая поведение. Реакция и «возмездие» от служителей для восстановления контроля над  провинившимися животными, может, стали реже, но очевидно — суровее. Это нисходящая спираль, где люди превращаются из «партнёров» во «врагов» в своих отношениях с волками — как это  описано в теории умвельта.

Я не сомневаюсь, что служители кольморденского зоопарка хорошо образованы и высокомотивированы. Работа с социализированными волками, однако, не входит в традиционное обучение смотрителей и должна обеспечиваться дополнительно руководством зоопарка. Иначе оно подвергает смотрителей опасности.

Пять главных ошибок, приведших к нападению в кольморденском зоопарке:

  1. Деньги

Не вызывает удивления, что владельцы зоопарка хотят больше денег — мы все знаем, что это бизнес. Руководство (все высококвалифицированные зоологи и биологи), однако, принесло безопасность смотрителей и благополучие волков  в жертву денежной выгоде, тем что:

  • Увеличило «нагрузку» на самых прибыльных (социализированных) волков.
  • Не обеспечило формального обучения смотрителей.
  • Позволяло смотрителям входить в волчьи вольеры в одиночку (не применяя «правило минимум двух человек»).

Всё это принесло больше денег и внесло свой вклад в смертельное нападение в 2012 году.  Руководство должно было лучше знать поведение волков — и это ещё мягко сказано. Когда дым рассеялся, стало понятно, что все зарабатывали деньги на волках.

2. Ограниченность

Самоуверенно и глупо было искать знания и информацию о социализированных волках, не связываясь с остальным миром. Менеджмент зоопарка состоял из хорошо образованных биологов и зоологов, которые позже признавались: «Я не понимал рисков» и «Все последние годы, что я работал с волками, никогда даже не думал, что они могут убить человека». Это хорошо иллюстрирует опасность веры в академическое образование или свой «внутренний круг» как достаточный источник знаний при контактах с крупными хищниками. http://www.svt.se/nyheter/regionalt/ost/kom-som-en-blixt-fran-klar-himmel

3. Управление волками

Здесь были две значительные ошибки:

  • Применение порочной, устаревшей и опасной «теории доминирования», когда необученным смотрителям говорили, что они должны доминировать и «побеждать волков» любой ценой. Говорили, что персонал — часть волчьей иерархии, а для наказания не подчинявшихся человеческим правилам волков и для подчинения применялась сила. Никто никогда не мог подумать, что волки не станут терпеть такое обращение. Никто не понимал, что «теория доминирования» неверна и опасна в этом контексте.
  • Использование аверсивных методов (наказания) и конфронтационных дрессировочных техник как ключевого средства модификации поведения — хорошо известных сестриц «теории доминирования».

Вот пример, рассказанный очевидцем до 2007 г.: «В какой-то момент Альфа украл у одного из посетителей шапочку, и служитель должен был отобрать её и установить иерархию. Это выглядело страшновато. Парень был ростом 190 см и хорошо сложён. Молниеносно он схватил шестидесятикилограммового Альфу за шею и загривок и поднял его над землёй, что, конечно, заставило волка зарычать и оскалиться на человека. Само собой, мы все в одну секунду испытали выброс адреналина от этой внезапной агрессии. Это столь же быстро и закончилось, и все вернулись к поглаживанию волков, но с немного большей осторожностью».

Такие нападения человека на волка (причиняющие боль и вызывающие страх) постепенно вызывали у молодых волков (рождённых в 2009 году) всё более и более сильный страх к смотрителям, пока однажды, будучи в возрасте трёх лет, животные не выдержали. Запугивание размером и брутальной силой перестало быть преимуществом нового поколения смотрителей, любой мог бы быть на месте погибшей. Все смотрители были в зоне риска, что подтвердили два разных нападения.

4. Недостаток реалистичной оценки рисков

  • Все волки весят около 50 кг (110 фунтов), каждый из них способен самостоятельно повалить и убить маленького лося. Это дикие хищники. В вольере было восемь волков, то есть 400 кг (880 фунтов) общего веса. Погибшая смотрительница была ростом 160 см (ниже 5 футов 3 дюймов) и весила 55 кг (121 фунт). Она была одна. Гендер здесь не имеет значения, а размер — имеет. Как можно было решить, что женщина была в безопасности?
  • Согласно правилам, смотрители должны были оставлять телефоны за пределами вольера! Аргументировали это так: волки могут украсть телефон, который является «неестественным элементом в вольере». (А платные посетители, которых пускали внутрь с камерами на шее и телефонами в карманах — это очень естественно? Не думаю.)
  • Хотя раньше навещать волков сотрудники могли только по двое, это (неофициальное) правило в какой-то момент сочли бессмысленным (т.е. неэкономным), и теперь смотрители в любое время могли входить к волкам по одному. В последние перед смертельным инцидентом дни из-за ухудшающихся отношений между волками и смотрителями это не только позволялось, но и поощрялось. Можно было бы подумать, что ухудшение отношений с крупным хищником должно вызвать дополнительные меры безопасности. Но только не в Кольмордене.
  • Игнорирование очевидных предупреждающих сигналов от животных и людей стало почти религией в Кольмордене. Это можно назвать высокомерием или невежеством. В суде «незнание не освобождает от ответственности», и хотя невежественность не преступление, это хорошо известный убийца.

5. И последняя, роковая ошибка

Репетиция в 2011 году: похожее нападение, которое могло стать смертельным, произошло годом раньше (в мае 2011 года). Другая смотрительница была окружена и атакована волками: как только она вошла в вольер, её укусил один волк, затем, когда она присела, другой. Оба раза смотрительница хватала волков за загривок, чтобы наказать их. Когда она схватила второго волка, всех их как подменили и они стали окружать женщину, ожидая подходящего момента для атаки.

Из отчёта о происшествии мы знаем, что смотрительница имела возможность выбраться из вольера в начальной стадии нападения, пока волки были отвлечены, но передумала и решила пройти дальше в корпус, чтобы «бороться»! Зачем?

Она помнила, что во время учёбы ей говорила: «Никогда не сдавайтесь, иначе вылетите из стаи». Так что она отказалась «сдаться» даже будучи напуганной и атакованной девятью двухлетними волками. Только когда нападение возобновилось и усилилось, она поняла, что не сможет победить, и испугалась за свою жизнь. При ней не было рации и телефона! Волки снова отвлеклись, и это дало женщине новый шанс ускользнуть через боковую дверь, по дороге отбиваясь от волков. Смотрительница смогла убежать, благодаря тому что волки второй раз отвлеклись, но никогда больше не смогла работать с ними. Она рассказала, что нападение длилось дольше тридцати минут.

После изучения нападения 2011 года в Кольмордене не приняли новых мер безопасности и правил работы с волками. Фактически:

  • К инциденту отнеслись с неодобрением и не предали огласке (даже некоторые коллеги), а пояснения смотрителя об атаке волков руководство не приняло всерьёз. После изучения этого случая оно решило: «не нужно ничего менять».
  • Во всех зоопарках есть планы чрезвычайных ситуаций и список опасных животных. В Кольмордене волков в этом списке не было.

Заключительные мысли

Самой серьёзной ошибкой в системе безопасности в Кольмордене было то, что к волкам заходили не два человека одновременно.

Если назвать самую серьёзную ошибку в работе с волками, то это — инструкции для смотрителей физически наказывать и бороться с волками и «никогда не упускать шанса бросить волку вызов или побороться с ним». Говорили, что в противном случае смотритель потеряет свой «альфа-статус» у волков и больше не будет способен контролировать их (т.е. потеряет свою работу). Благодаря хорошо задокументированному инциденту 2011 года (описан выше), можно с уверенностью предположить, что жертва 17 июня 2012 года тоже отбивалась, как и диктовало её обучение — вместо того чтобы вести себя пассивно и отступить, — когда её спровоцировали и атаковали те же самые волки.

Однако они были на год старше и их отношения со смотрителями ухудшились ещё сильнее. Вероятно, у смотрителя было очень мало времени отреагировать на первого напавшего волка. Хотя выход был в четырёх метрах (13 футах) позади женщины, она не дошла до него — или даже не пыталась дойти. Аутопсия и полицейское расследование показали, что смерть наступила быстро, хотя тело нашли только два часа спустя. Хотя во время извлечения тела наблюдали некоторое пост-хищническое поведение (охрана и т.п.), нападение было чётко результатом (взаимной) социальной агрессии и не хищническим.

Этот смертельный инцидент — настоящий «идеальный шторм», когда все возможные ошибки были допущены в одно время и в одном месте.

Дело будет рассматриваться в шведском суде в этом (2016) году. Кольморденский зоопарк будет обвинён в халатности и причинении смерти работника. Главного зоолога обвиняют в том же.

Я считаю, что зоопарк ответственен в смерти тридцатилетней смотрительницы, но суд определит юридическую ответственность. Мне всё равно, так как это не изменит ничего ни в прошлом, ни в будущем.

Я хочу, чтобы как можно больше сотрудников зоопарков и профессионалов по работе с животными извлекли урок из этого происшествия. Изучили его и поняли, что пошло не так и почему. Это не про волков, а про людей и про деньги. И уж точно не про погибшую смотрительницу (R.I.P).

P.S. Семья погибшей пожелала, чтобы её имя не упоминалось.

Автор: Рунар С. Несс, https://www.facebook.com/notes/animal-zoolution/what-happened-at-kolmarden/1024883427569654

Перевод: «Плохие собаки»